Звенигород. Новости

Яндекс.Погода

суббота, 16 декабря

пасмурно+2 °C

Онлайн трансляция

76-я годовщина Битвы под Москвой. Памятные места города и окрестностей

05 дек. 2017 г., 17:41

Просмотры: 351


Уже 20 октября 1941 года в Звенигороде было введено осадное положение. Город затих и опустел: многие жители были эвакуированы, большинство предприятий не работало. Один хлебозавод, пекарный цех которого находился в бывшем доме купца Пискарёва, выпекал хлеб для жителей города и бойцов 144-й стрелковой дивизии.

Многие мужчины, не ушедшие на фронт, вступали в ряды народного ополчения, истребительные батальоны, отряды ПВО.

Задолго до приближения фронта был сформирован 23-й Звенигородский истребительный батальон, который в период боевых действий участвовал в разведке сил противника и этим оказывал неоценимую помощь частям Красной Армии.

Многие мужчины, не ушедшие на фронт, вступали в ряды народного ополчения, истребительные батальоны, отряды ПВО.

Задолго до приближения фронта был сформирован 23-й Звенигородский истребительный батальон, который в период боевых действий участвовал в разведке сил противника и этим оказывал неоценимую помощь частям Красной Армии.

В Звенигородском районе создавались партизанские отряды под командованием С.А. Абакумова, С.Ф. Шибаева, С.И. Катина, М.С. Сапожникова, В.П. Парашина, Н.С. Мануйлова.

Окрестности города Звенигорода превратились в оборонительную зону. Жители города и окрестных деревень принимали участие в строительстве оборонительных сооружений.

Районная газета 31 октября 1941 года сообщала:

На строительство оборонительных укреплений вышли из Шараповского сельского совета 120 человек, из Ершовского — 105 человек, из Луцинского — 75 человек. Аварийные команды МПВО города Звенигорода ведут работу по восстановлению шоссейных дорог. Эти люди создают укрепления, строят преграды врагу. Мы, звенигородцы, не будем, сидя, ждать прихода врага...».

В ноябре 1941 года инженерные работы продолжали проводить части 144-й стрелковой дивизии и 168-го отдельного мостостроительного батальона под командованием майора В.Д. Смирнова.

В октябре-ноябре тяжёлые оборонительные бои на подступах к Звенигороду вели две дивизии, приданные 5-й Армии генерала Л.А.Говорова: 144-я стрелковая под командованием Михаила Андреевича Пронина и 108-я под командованием Ивана Ивановича Биричева. Оба генерала, немолодые уже люди, имели опыт боёв в Первой мировой и Финской войнах.

В начале декабря 108-я совместно со 144-й дивизией участвовала в контрударе советских войск по уничтожению Звенигородской и Павлово-Посадской группировок противника, потери которого в этот период стали поистине ужасающими.

5 декабря у деревень Ларюшино и Палицы был захвачен в плен фашистский солдат из 252-й пехотной дивизии, член молодёжной организации «Гитлерюгенд», которая должна была принять участие в победоносном параде на Красной площади. Солдат сообщил о том, что его рота, состоявшая из 200 человек, в боях под Звенигородом потеряла 180 человек.

На своём участке самоотверженно сражалась 144-я дивизия, фронт которой на Звенигородском направлении не удалось прорвать неприятелю. Получившая впоследствии наименование Виленской, дивизия была награждена орденами Суворова, Кутузова и Александра Невского.

Вышедшая с боями из окружения под Вязьмой, сохранив знамя, она была направлена в район Алабинских лагерей, но уже в октябре 1941 года, не завершив формирования, срочно выдвинута в Звенигородский район и заняла оборону на рубеже Горбово-Альпашино-Колюбакино. В состав дивизии входили 785-й, 612-й, 449-й стрелковые полки, 308-й артиллерийский полк. В конце декабря дивизии были приданы 131-й, 457-й и 601-й пехотные полки и 5-й отдельный дивизион «катюш» под командованием И.Н. Анашкина.

Многие подразделения дивизии, продвигаясь к фронту, не были вооружены. Часто на марше, по пути следования на рубеж, на грузовиках подвозили оружие.

Бывший начальник разведотделения дивизии Николай Алексеевич Рубан вспоминал:

Член Военного Совета Западного фронта Н.А. Булганин привёз в Локотню на нескольких машинах стрелковое оружие. Его выдавали бойцам на ходу».

Дважды фашисты сообщали о взятии Звенигорода. На Звенигородскую землю с самолётов со свастикой падали листовки, хвастливо возвещающие, что «русская Швейцария и знаменитая русская святыня Звенигород взяты немецкими войсками». Но это была неправда. Правдой было то, что за Москву, за Звенигород, за бесчисленные древние русские города и сёла, за право помнить и знать свою историю народ заплатил очень дорогую цену.

По материалам Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея