Звенигород. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 17 октября

пасмурно+7 °C

Княжеская усадьба в центре Звенигорода

01 окт. 2020 г., 21:34

Просмотры: 605


Планом конца XVIII века в Звенигороде было предусмотрено устройство Дворянской улицы. Название ее вовсе не означало, что на ней должны были проживать исключительно дворяне. В XIX веке богатые дворяне жили в усадьбах. Ими был особенно богат Звенигородский уезд. В городе же имели дома средние и мелкие дворяне-чиновники.

Из архива Звенигородского музея

История звенигородского городского дворянства еще не написана, но когда она выйдет в свет, она будет весьма интересна. Так, известно, что в 1830-х годах в городе имела свой дом сестра владельца усадьбы Ершово Василия Дмитриевича Олсуфьева Екатерина Дмитриевна Муханова. Но одной из особенностей небогатого Звенигорода было то, что дома городских дворян внешне мало чем выделялись из ряда других домов – они были такими же деревянными и одноэтажными, как и дома купцов и мещан.

Единственный дом Звенигорода, который в конце XIX – начале ХХ века всем своим видом показывал, что он – дворянский особняк, это дом князя В. М. Друцкого-Соколинского на Конюшенной (Красной) горе. Об этом доме мы имеем достаточно сведений, но, к сожалению, не имеем уже его самого. Самый печальный факт в истории этого единственного звенигородского дворянского особняка – это его уничтожение ровно 28 лет назад.

Биография строителя

Князь Василий Михайлович Друцкой-Соколинский – представитель известного российского дворянского рода. Родился он около 1844 года. В январе 1859 года он окончил частное учебное заведение и поступил на военную службу. В 1863–1864 годах он участвовал в походе против «польских мятежников».

Звенигородский уездный исправник князь Василий Михайлович Друцкой-Соколинский. Около 1897 года. ФОТО: ЗВЕНИГОРОДСКИЙ МУЗЕЙ

С 1864 по 1867 год и с 1874 по 1877 год он служил на гражданских постах в Смоленской губернии. С июля 1877 по август 1886 года князь вновь на военном поприще в 13 Уланском (позже 38 Драгунском) полку. В этот временной период он участвовал в компании против турок 1877–1878 годов. Со 2 мая по 4 июня 1883 года князь находился в составе войск, собранных в Москве и ее окрестностях по случаю коронования императора Александра III. 18 августа 1886 года он уволился с военной службы для определения к статским делам с переименованием в коллежские асессоры, и 27 августа был определен на должность Волоколамского уездного исправника, а 24 ноября 1888 года назначен Звенигородским уездным исправником. В 1890 году князь В. М. Друцкой-Соколинский был произведен в надворные советники, в 1894 году – в коллежские советники. За свою службу по военному и гражданскому ведомствам он был награжден орденами св. Владимира 4 ст., св. Анны 2, 3, 4 ст., св. Станислава 2 и 3 ст., орденом Румынской короны командорского креста, имел командорский крест 2 класса Гессенского ордена Филиппа Великодушного. Также он был награжден медалями «За усмирение польского мятежа 1863–1864 гг.», «В память Турецкой войны 1877–1878 гг.», «В память коронации императора Александра III», «В память священного коронования 1896 г.», «В память царствования императора Александра III», имел право ношения на груди медали с надписью «За труды по освобождению крестьян», являясь старшим потомком князю Михаилу Васильевичу Друцкому-Соколинскому, получившему эту медаль как председатель Смоленского местного редакционного по освобождению крестьян комитета. В браке состоял три раза, имений не имел. Скончался князь В. М. Друцкой-Соколинский около 1907 года, похоронен в Звенигороде на кладбище близ храма Александра Невского. Надгробие его, как и надгробия всех других звенигородцев, погребенных на этом кладбище, не сохранилось.

Привести более живые характеристики личности князя В. М. Друцкого-Соколинского мы, к сожалению, не сможем, поскольку практически не имеем ни воспоминаний, ни писем его современников-звенигородцев. О теплых взаимоотношениях князя с жителями города могут свидетельствовать только его автографы на обороте его портретных фотографий из собрания Звенигородского музея. Первая надпись уверяет в дружбе: «На добрую память милому Алексею Ивановичу Шереметевскому. Если он когда-либо скажет, что я его не люблю, то всегда прошу уверить его, что он говорит неправду. Кн. В. М. Др. Соколинский, 7 декабря 1895 г.». Другое фото князя подписано так: «Милому моему крёстному дарю на добрую память папин портрет, а свой дам впоследствии. Наташа 13 февраля 1897 г.». Дочери Василия Михайловича Наталье в это время  было чуть более года, и вместо нее подпись на обороте снимка оставил сам Василий Михайлович. На основании этих кратких автографов мы имеем возможность сделать вывод о добродушном характере князя и о его умение шутить.

 

Дом князя. 1894–1899 годы

Предположим, что, получив должность звенигородского исправника, князь, не владея имением в округе города, должен был первое время снимать себе жилище.

1893 год в его звениородской биографии связан с процедурой покупки земли под постройку дома в урочище Конюшенная гора, которое находилось к западу от ведущей на гору дороги и к югу от здания присутственных мест. До этого момента частных построек в урочище не было. Три частных участка с домами, судя по представленному городской управой плану, находились только севернее общественных построек – присутственных мест и тюрьмы. Территория же по южному краю горы пустовала и числилась выгонной городской землей. Следовательно, для того, чтобы начать здесь постройку дома, было необходимо, говоря современным языком, осуществить перевод назначения земли с выгонной пустопорожней на застраиваемую. Разрешение на это было получено в апреле 1893 года в Городской думе и у Московского губернатора. В сентябре выделенный из городской выгонной земли строительный участок утверждается Строительным отделением при Московском губернском правлении. Предполагается продать этот участок площадью 600 кв. саж. по 30 коп. за 1 кв. сажень.

В апреле следующего года князь испрашивает у городской управы разрешение построить на купленной у города земле каменный дом и прилагает чертежи его фасадов.

Проект дома князя В. М. Друцкого-Соколинского. Северный фасад. 1894. ФОТО: ЦИАМ

В 1895 году дом, согласно Оценочной описи городских строений, был уже построен, но, в отступление от проекта, в дереве. Судя по поздним фотографиям, дом лишь частично воспроизводил представленный к утверждению проект, причем в сильно упрощенных формах.

Вместе с домом, оцененным в 5900 руб., в описи среди недвижимого имущества князя значатся кузни, сарай, кладовая. Размещались они на участке земли площадью 989 кв. сажени. В том же году В. М. Друцкой-Соколинский докупает у Звенигородской городской управы еще 300 кв. сажень смежного участка, заплатив за них 90 руб.

Дом графа. 1899–1909 годы

Казалось бы, все хорошо: приобретен участок земли в тихом красивом районе города, выстроен новый дом. Но в 1899 году князь В. М. Друцкой-Соколинский по неизвестной нам причине продает дом графу Сергею Дмитриевичу Шереметеву (имение тогда было оценено в 20000 руб.).

Граф Сергей Дмитриевич Шереметев. ФОТО: ИНТЕРНЕТ-РЕСУРС

Граф С. Д. Шереметев – владелец усадьбы Введенское, который с 1898 по 1904 и с 1910 и по 1916 год состоял почетным мировым судьей Звенигородского уезда. Можем предположить, что эта должность графа повлияла на покупку им участка с домом на Конюшенной горе. Вместе с этим необходимо отметить, что именно в 1899 году его сын граф Павел Сергеевич Шереметев избирается Звенигородским уездным предводителем дворянства и исполняет эту должность несколько сроков вплоть до 1911 года. Но есть еще и третий факт, который также мог способствовать приобретению дома, – помолвка младшей дочери графа Марии Сергеевны и графа Александра Васильевича Гудовича. Введенское в 1900 году было отдано ей в приданное, и, предположим, дом в Звенигороде мог пригодиться, чтобы не обременять новых владельцев усадьбы.

Дом вдовы присяжного поверенного и жены надворного советника

Но, тем не менее, в марте 1909 года граф Сергей Дмитриевич Шереметев продает дом вместе с внушительным по величине участком земли. Новой их владелицей стала вдова присяжного поверенного Вера Сергеевна Померанцева. Напомним, что приобрел граф городскую усадьбу за 20 тысяч руб., а продал за 8 тысяч. Одним из условий продавца было, чтобы «покупщица Померанцева и ее правопреемники не уничтожали произрастающих на сем участке сосен». Граф Шереметев владел усадьбой на Красной горе менее десяти лет. Однако в воспоминаниях звенигородцев осталась память, прежде всего, о нем, нежели о других ее собственниках: долгое время народным названием дома было «Шереметевская дача».

Всего около 4 лет была собственницей усадьбы и Вера Померанцева. В августе 1913 года она перепродает дом с землей за 18000 руб. жене надворного советника Анисье Александровне Языковой.

Советская история особняка

В 1921 году перед муниципализацией домов особняк еще принадлежал некоему Языкову. А после муниципализации в нем разместилось общежитие Звенигородского исполкома. С 1930 года почти 30 лет дом был главным административным зданием города, здесь располагались Подрайком, Уком, Райком комсомола, Райком партии.

Дом князя В. М. Друцкого-Соколинского. 1960-1970-е годы. ФОТО: ЗВЕНИГОРОДСКИЙ МУЗЕЙ

В 1957 и 1959 годах эти организации были переведены в другое место, а здание было передано артели Коопермузыка (впоследствии Фабрика культтоваров) и использовалось под детский сад. В 1979 году детскому саду было выделено другое помещение, и здание стало пустовать.

Дом князя В. М. Друцкого-Соколинского. 1980-е годы. ФОТО: ЮРИЙ КОРОВИН

В 1985 году в доме произошел пожар, после которого он был передан на баланс фабрики спортизделий «Динамо», расположенной по соседству. Но руководство фабрики решило, что ремонт старого дома будет слишком обременителен для предприятия, и вновь передало его Фабрике культтоваров. Но и та перепродала его Городскому отделу здравоохранения для размещения наркологического отделения Городской больницы. Больницей здание было отремонтировано и огорожено.

Княжеский дом в новейшей истории России

Решением горсовета № 440/22 от 27 ноября 1991 дом был передан дома Малому предприятию «Мысль». В обмен за здание «Мысль» предоставила Горздраву медицинское оборудование импортного производства на сумму 1 млн. руб., а само передало дом в аренду банку экономического и социального развития «Бизнес» сроком на 99 лет. Новый владелец в сентябре 1992 г. снес не успевший дотянуть двух лет до своего столетия памятник архитектуры. На место особняка стали свозить строительные материалы для возведения новой комфортабельной дачи управляющего банком. Против новой застройки уникального места ополчились жители Красной горы и сотрудники фабрики «Динамо», которые собрали 200 подписей и подали их в горисполком. Их поддержала редакция газеты «Звенигородские ведомости», которая в трех выпусках газеты за 1992 год публиковала тревожные сводки с изложением скандальной ситуации с застройкой (ЗВ. 1992. № 12–15. С. 4; № 16. С. 4; № 20–24. С. 2). В ответ на протесты Малый совет горсовета выпустил постановление о приостановлении строительства и проверке правомочности передачи муниципальной собственности в частные руки. Но все это осталось только на бумаге. Сообщалось, что Горсовет заключил соглашение с банком «Бизнес» о восстановлении уничтоженного дома. Однако около двадцати лет новая стройка оставалась замороженной, и постепенно все забыли о идее восстановления старого особняка. Затем земля была перепродана, и в 2014 году на месте княжеского дома началось возведение нового кирпичного особняка. Протестов уже не было, почему сейчас мы имеем возможность взглянуть на преемника княжеского дома. Но этот новый невыдающейся памятник архитектуры эпохи бесстилья не сможет долго удерживать наш взгляд. Не сможет он привлечь к себе и внимание гостей города, желающих познакомиться с его достопримечательностями.

Особняк на кладбище?

Но почему всем перечисленным владельцам не жилось в доме, почему все они вскоре после покупки старались продать его? Полагаю, причиной этому было то, что дом был построен прямо на некрополе Воздвиженского монастыря, располагавшегося в древности на Конюшенной горе и погибшего в начале XVII века. По сообщению сотрудника Звенигородского музея Н.А. Краснова, проводившего в 1965 году наблюдение за земляными работами при рытье траншеи для водопровода вблизи княжеского дома, им были обнаружены остатки 8 погребений и обломки белокаменных плит второй половины XV – начала XVI века.

В одном из выпусков «Звенигородских ведомостей» в «горячем» 1992 году были опубликованы фотографии черепов из погребений монастырского некрополя, которые вместе с кладбищенским грунтом были вывезены для засыпки оврага у бывшей красильни на улице Макарова. В декабре 2003 г. на том же месте при земляных работах на глубине около полутора метров были обнаружены еще три погребения. Следующим этапом разрушения древнего кладбища стала стройка 2014 года.

Подробности о монастырском некрополе и о Воздвиженском монастыре можно найти на страницах вышедшей недавно книги Алексея Алексеева «Церковные древности Звенигородской земли». Автор книги успел поставить территорию под бывшим домом на государственную охрану как памятник археологии, в связи с чем последнему нарушителю покоя обитателей некрополя на Красной горе пришлось заплатить внушительный штраф.

Заключительные мысли

Дом князя В. М. Друцкого-Соколинского, без всякого сомнения, был уникальным домом для Звенигорода. Специалисты называли его единственным в городе домом загородного типа, построенным в стиле модерн. От себя добавим, что, помимо архитектурного достоинства, этот дом имел мемориальную ценность, поскольку был связан с судьбами ряда выдающихся деятелей российской истории и культуры конца XIX – начала ХХ века. Также около трети ХХ века в доме размещались административные органы города и района, что придавало ему статус знакового объекта эпохи. Утрата этого памятника истории и архитектуры является весьма печальным фактом. Печаль усугубляет еще и другой факт – многократное нарушение культурного слоя Конюшенной горы, хранившего информацию о ранней истории Звенигорода, о которой нам практически ничего не известно по письменным источникам.

Дмитрий Седов

Звенигородский музей

Обсудить тему

Введите символы с картинки*